Мой город

×

Владивосток такой Владивосток! Арина Безкоровайная

Владивосток такой Владивосток! Арина Безкоровайная

 
27.06.2013 11:37

Последний июньский участник проекта «Владивосток такой Владивосток!» на Примпогоде — яркая девушка, со своими городскими историями…

Кто? Арина Безкоровайная, руководитель маленького отдела. Живет во Владивостоке 8 лет

Владивосток — он сам по себе, он ничейный. Он вобрал все статусы, которые у него когда-либо были. Поэтому сейчас можно, например, пойти на обед и наткнуться на построение юнг флота. И это так классно, ты сидишь на корабельной набережной, ешь сингапурскую еду и смотришь на это колоритное флотское построение. Или можно пойти на другую набережную, встретить кришнаитов, где еще они вообще есть? Или поехать на Маяк и там есть карачаево-черкесскую кухню, или можно поехать на другой пляж — так можно бесконечно перечислять пляжи, на которые ты можешь поехать, съесть что-то такое, что больше нигде не съешь, встретиться с людьми, которых ты больше нигде не встретишь. Это же прикольно?

Когда я начала здесь жить, в этом не было ничего особо радостного — обычный большой город. У меня не было машины, чтобы добраться до моря, и единственное море, которое я видела, — набережная, которая была тогда совсем не космос. Я приехала поступать, потому что все уезжают из Славянки поступать. А до этого я много бывала во Владивостоке у бабушки.

Самым классным местом в детстве мне казался цветочный переход. В девяностые было очень прикольно заходить из ужасного города в прекрасный цветочный переход. А однажды я заблудилась, причем настолько, что уже просто шла и плакала, и увидела этот переход, зашла в него, и мне показалось чудом, что я вышла прямо на центральную площадь. Я радостно смотрела на белый дом, потому что я знала, как оттуда дойти до бабушки.

Со временем я поняла, что Владивосток — это самое крутое место на свете.

Если примерить любое другое место на меня — я просто не знаю, как там можно жить. Я не знаю, как можно русскому жить в Европе, потому что все равно русских везде не любят. Азия? Как ни крути, русские не любят азиатов и не могут жить с ними наравне. И я не могу жить без моря, почему мне и не подойдет Москва, или к слову Питер, потому что там оно хоть и есть, но это смешная штука, а не море.

А море — это очень важно. Для человека, который вырос в Славянке, это гиперважно. В Славянке кроме моря ничего нет, поэтому там проводилось все свободное время.

Я слушаю Мумий Тролль с первого альбома, и хорошо помню, как сильно впечатлил меня первый концерт, на который я попала. На один из концертов я не попала, потому что простояла два с половной часа в ужасной толпе и так и не успела пройти в Арену. И я решила это возместить походом на ночную тусовку съемок клипа Мумий Тролля. Кстати, клип отвратительный. Зато очень прикольная была тусовка, очень много молодых людей, которые, как и я, пришли ради толпы, ради того чтобы отметиться. Естественно, никто не надеялся попасть в клип, и это, конечно, было немыслимо — ни одного лица в клипе не видно, ну кроме Пушкарева, конечно.

Потом я ходила второй раз, на мост. Там были в основном школьники, всем остальным было, видимо, лень вставать в такую рань. И сначала было нормально, а потом я так замерзла! Я ушла на середине съемок, и мне было так плохо, я шла по мосту и думала, что не дойду. Моя машина стояла на Суханова, а мост — он же относительно прямой, и ты идешь, и кажется, что вот-вот ты дойдешь, и не доходишь. Я пыталась фотографировать что-то на телефон, и у меня остались очень смешные, смазанные фотки на телефоне, нет ни одного нормального кадра. Когда я дошла до машины, я сидела еще минут тридцать и просто грелась.

Мне интересно прошлое города, но я узнаю его из художественной литературы. В школе я, конечно же, ничего не учила, как и многие нормальные люди в постсоветских школах. Но я много читала и сейчас читаю. Из художественной литературы не узнаешь историю — узнаешь точку зрения какого-то человека на эту часть истории. Я знаю точку зрения Пикуля, Элеоноры Прей — мне это больше интересно с художественной стороны.

Это нормально, что в центре города сносят часть старых домов и появляются какие-то современные строения. Все должно соответствовать времени. Но мне от этого печально, и мне приятно, что есть люди, готовые бороться за сохранение этих построек, мест, но я этого делать не буду. Так же, как мне приятно, что есть люди, которые ходят на политические митинги: мне приятно, что у кого-то есть какая-то позиция, у меня ее, видимо, нет — но я не очень комплексую из-за этого, это нормально.

Я хочу, чтобы мои дети росли здесь. Я не понимаю, как можно своих детей отправить из Владивостока учиться. Дети должны расти с родителями, пусть им в 17 лет купится отдельная квартира или они переедут в общежитие, пусть они будут ездить на стажировки каждые несколько месяцев – это обязательно, это классный опыт, но как можно родить детей и отрезать их от себя в 15 лет? Зачем? Семья это же очень здорово. Я сама уехала от родителей в 16, и я не скажу, что была счастлива от того, что моих родителей не было рядом. Я не особо переживала по этому поводу, но сейчас я понимаю, что в тот момент наша семья распалась. Зачем это делать искусственно, если есть возможность учиться в этом городе, куда-то ездить отсюда, не знаю, покупать одежду — зачем уезжать?

Конечно, в свое время я хотела уехать. Сначала я хотела заграницу, рассматривались стажировки в Китае, причем такие, не имеющие к моей профессии никакого отношения — лишь бы уехать. Рассматривался вариант переезда в Москву с последующим переездом в ближайшее зарубежье.

Все мои друзья уехали, здесь не осталось ни одного близкого друга. Пять человек разъехались по разным городам, и общаясь с ними, я понимаю, что не проиграла абсолютно ничего — кроме того, что потеряла всех своих друзей. Они не стали счастливее от переезда, некоторые стали от этого несчастнее. Каждый стал несчастнее от того, что рядом нет близких.

Ты же наживаешь это все, это классный багаж. И ты копишь его, а потом берешь и уезжаешь. Дело даже не в городе и не в месте. Дело не во Владивостоке, и не в Москве, и не в Питере. Дело в том, что ты берешь и все перечеркиваешь.

Наверняка у психологов есть какое-то название этой штуки, какая-нибудь «сезонная депрессия» или что-то такое. В общем, у меня оно. Зимой меня как будто просто нет: я абсолютно выпадаю из жизни на 3 месяца. При этом я очень стараюсь вести бурную жизнь, как летом, но эмоционально я ничего от этого не получаю. Я постоянно чувствую себя несчастной, я мерзну каждую секунду, это кошмар! Зато летом, что бы ни случилось, у меня эмоциональный подъем.

Я считаю, что проблема с пробками во Владивостоке решилась, в моем направлении — полностью. Раньше я добиралась до дома час, сейчас я добираюсь 15 минут. Это классно.

Нерешенная проблема Владивостока — это пыль. С этим, наверное, ничего нельзя сделать, я не представляю, как нужно засадить газонами весь Владивосток, как нужно сделать все дороги. Хотя дороги – это решаемый вопрос.

Парки необходимы в городе, где нет моря. Каждая набережная — это место для проведения досуга. Соответственно, сначала надо сделать все набережные, что сейчас и делается, а потом уже заниматься парками.

Видимо, в детстве этот вопрос волновал меня больше. Моя бабушка живет на Пологой, недалеко от Фонтанной, и когда я была маленькой, мы постоянно проходили по ней. И сейчас, может быть, многие не помнят, но на Фонтанной были фонтаны - поэтому и название. А по обеим сторонам улицы стояли деревья, и из советского периода, очень ухоженные и красивые. И как-то мы приехали, а все деревья были обрезаны. Я немного расстроилась, но пережила это довольно спокойно. Когда мы приехали в следующий раз, оказалось, что все снесли и закатали в асфальт до – и это был еще не мой город, и я даже никогда не думала, что буду здесь жить – но мне стало так обидно, что можно взять и вырубить деревья решением одного странного наверняка человека, который ни у кого не спросил, не спросил у меня, лялечки, которая приезжает во Владивосток. Я шла домой и плакала, хотя я была уже достаточно взрослой, чтобы не доводить это расстройство до слез.

Мои родители решили, что я дурочка, наверное.

Мне кажется, больше я меняюсь под город, чем город меняется для меня. Мне нравится, что люди моего возраста сейчас делают всю эту атмосферу в городе. Мне нравится количество клубов и баров, которые открываются, и люди, которые проводят в них время, хотя я этим особо не увлекаюсь. Мне нравится эта мобильность, которая появилась с постройкой моста. Мне нравится возможность без проблем уехать за город. Мне нравится то, что вокруг Владивостока.

Мне очень нравится Приморский край — он такой разнообразный, он заменяет мне все парки, которые кому-то необходимы. Почему бы не сесть в машину и не уехать в ту же Славянку, где стоят гигантские, неохватные лесные массивы. Ты не можешь три раза съездить в Славянку, а потом гордиться, что был там и все знаешь.

Чего во Владивостоке раньше не было — это европейской расслабленности. То есть, когда ты не на дорожке Оскара, когда не паришься о том, что про тебя думают другие — в хорошем смысле, не нарушая законы при этом. Этого дико не хватало раньше, и когда ты возвращался из-за границы, было ощущение, что ты в какой-то темной страшной коробке и все на тебя смотрят и говорят, что ты не прав. Ты что-то делаешь, делаешь, а в какой-то момент оглядываешься и — ой, а что про меня думают? И понимаешь, что раньше, в другой стране, ты не думал об этом совсем. Это никому не важно там, а здесь почему-то всем важно, как ты одет, какое кольцо у тебя на каком пальце, в какой обуви ты пришел в бар — кому какое дело в какой обуви я пришла отдыхать в бар?

Все так вешают ярлыки: во Владивостоке люди вроде как приветливее, чем в Москве, и вроде как тупее, чем в Питере. Но это так относительно все. Я приехала в Питер, и в очередной раз примеряя его на себя, поняла, что нет, во Владивостоке люди и умнее, и приветливее, и добрее. Но может быть, мне не повезло. Но это ведь не о городе, нельзя так говорить.


Поделитесь новостью

Вверх
Актуальные темы
Полезные ссылки
Приближайте, чтобы увидеть больше точек

Погода на карте

×