Мой город

×

Владивосток такой Владивосток! Дмитрий Рекачевский

Владивосток такой Владивосток! Дмитрий Рекачевский

 
16.10.2013 13:40

Сегодня, в ветреную и холодную среду, в проекте «Владивосток такой Владивосток!» на Примпогоде удивительно тёплый, обаятельный, солнечный гость

Кто? Дмитрий Рекачевский — поэт, драматург, переводчик, актер-мим и единственный россиянин, окончивший школу Марселя Марсо в Париже. Прожил во Владивостоке 28 лет.

Я 28 лет прожил во Владивостоке и уехал отсюда в 2008-м, потому что получил приглашение учиться в школе пантомимы Марселя Марсо в Париже. До этого я занимался пантомимой довольно давно и для меня это был удивительный шанс. Это всё равно, если вы, допустим, художник и у вас появилась возможность учиться рисовать у Пикассо, если журналист — учиться журналистике у Пулитцера. Невозможно было не поехать. Поэтому я поехал.

Я не искал специально, чтобы это была Франция или что-то другое. Если бы Марсель Марсо жил в Китае в Харбине — мне было бы ещё лучше, потому что близко от семьи и от дома.

У меня нет привязанности к какой-то определённой стране. Если бы у меня была здесь работа — я бы приехал сюда. Безо всякой ностальгии. Кажется, я мог бы жить в любой стране, даже в Африканской.

С тех пор, как я уехал, прошло уже очень много времени, и очень многое в жизни изменилось.

Последний раз я приезжал во Владивосток в 2009-м году. И я ощутил, что больше изменений произошло между 2008-м и 2009-м, чем между 2009-м и 2013-м годом, несмотря на мосты и аэропорт. Просто та тенденция, которая наметилась ранее, сохранилась. Развитие города идет все в том же русле.

Когда я приехал сюда в 2009-м, я подумал: «Боже мой, Владивосток стал похож на западный Берлин!» Всюду строятся большие стеклянные здания, повсюду много банков и всё такое большое, высокое и блестящее.

В 2009-м меня поразило резкое изменение в жизни людей. Везде появились супермаркеты, у всех появились мобильные телефоны… Когда я уезжал, ещё ни у кого не было мобильных телефонов, очень редко — только у очень богатых людей. В связи с этими изменениями поменялся и образ жизни. Появилась рождественская покупательская лихорадка. Я приехал под Рождество и увидел толпы народа, покупающего просто тоннами подарки, одежду — тележками. Для меня это было так интересно. Я не ожидал увидеть такое. Не ожидал, что так быстро изменится стиль жизни. А сейчас, да, все развивается, но это поражает меня уже намного меньше. Но да, мосты красивые.

Мне кажется, что все европейские страны идут по централизованному типу развития. Не так, как в Америке, где много крупных городов, культурных и экономических эпицентров. И Россия, она развивается по европейскому образцу. То есть столичный город — единственный, это Москва. Все остальные города, вне зависимости от их значимости, красоты, бурности культурных мероприятий, всё равно считаются провинциальными. Это видно. Это проявляется достаточно тонко, но это чувствуется и в поведении людей и во всём. В Москве даже в аэропорту я пробыл всего 2 часа, но успел заметить, что люди там ощущают себя хозяевами мира. Здесь всё проще. И люди здесь проще.

Как морскому городу, так и людям, которые живут у моря, всегда присуща некая двойственность. Какое-то естественное, на уровне рефлексов, спокойствие, какая-то неспешность и не то, чтобы наплевательство к тому, что происходит вокруг, но спокойное отношение к жизни вообще. А с другой стороны, так как здесь много бизнеса, много денег проходит через город, то встречаются люди с сильной коммерческой хваткой. Но из-за того, что они — владивостокцы, богатые даже владивостокцы, у них это остаётся, мне кажется. Какое-то отношение спокойное, умиротворенное к жизни. Что если всё хорошо — тем лучше, всё плохо — это не на долго. Как пришёл прилив — придёт и отлив. И вот это мне очень нравится во владивостокцах.

Мне нравится центр, Алеутская, нравится улица Светланская — начиная от цирка до набережной. По ней я очень часто хожу пешком, когда могу. Я вообще очень люблю ходить пешком. Очень нравится верхушка, где верхняя площадка фуникулёра, фуникулёр, Пушкинская и от Пушкинской к центру. Ещё мне очень нравится Вторая речка, Багратиона. Ближе к лесу. Там у людей тоже другой ритм, иначе чем в центре. Это давно уже город, но люди там живут как в пригороде. Чуть медленнее. Там много зелени, мне это нравится тоже.

 

Больше всего я скучаю по своей семье, по друзьям. Хотелось бы, чтобы они могли приезжать чаще, я мог приезжать чаще.

К морепродуктам я совершенно спокойно отношусь. Всё что мидии-устрицы — я их не ем.

Прошу каждый раз привезти мне квашенную капусту и конфеты «Родные просторы», но они, по-моему, не владивостокские.

Кальмары делают так только во Владивостоке, как я понимаю, они должны быть кальмарами.

Многие иностранцы знают о Владивостоке. Мне нравится, что когда я называю имя своего города, я вижу реакцию людей: «О, Владивосток — это там где море, сопки, где много простора и живут тигры…»

Владивосток — это имя, которое заставляет людей мечтать.


Поделитесь новостью

Вверх
Актуальные темы
Полезные ссылки
Приближайте, чтобы увидеть больше точек

Погода на карте

×